05.10.17 - Поездка в первые осенние каникулы: Таруса-Поленово-Тула-Ясная Поляна

4-5 октября 2017 года группа из 8-х и 11-х классов с Богатовой Е.Ю., Маршаковой М.А. и Сульяновой Е.Э посетила Тарусу, Поленово, Тулу и Ясную Поляну. Эти чудесные места связаны с судьбами русских писателей и поэтов Л.Толстого, М.Цветаевой, Б.Ахмадулиной, К.Паустовского, художников Поленова, Борисова-Мусатова и др.
Даже погода не помешала нам насладиться красотами Окских берегов, Яснополянского парка и Тульского кремля.
4-5.10.2017.01.jpg 4-5.10.2017.02.jpg 4-5.10.2017.03.jpg 4-5.10.2017.04.jpg 4-5.10.2017.05.jpg 4-5.10.2017.06.jpg 4-5.10.2017.07.jpg 4-5.10.2017.08.jpg
На фото: Паятник К.Паустовскому; У "Цветаевского" камня; Памятник Б.Ахмадулиной; На высоком берегу Оки памятник М.Цветаевой; Слушаем стихи на "литературных посиделках"; Очень милый памятник "Без хвостов" возле Тульского университета; Яснополянские красоты.

Отзыв о поездке ученицы 11 «А» Сухаревой Анны:

Наверно, как раз из-за того, что на протяжении поездки, я почти непрерывно чувствовала усталость, время, проведенное в Серпухове и Туле, было воспринято мною через какую-то пелену, словно мне снился занимательный сон, не дававший мне ни пробудиться, ни отдохнуть без памяти.

Мы все ожидали, что города встретят нас ненастной погодой, но я рада, что природа слегка отодвинула свои планы, быть может, даже ради того, чтобы нашлись еще люди, которые бы восхитились хотя бы днем, проведенном в Серпухове и Туле.

Сейчас мне вспоминается одинокий, чуточку печально выглядящий для нас, но, кажется, умиротворенный видом на зеленеющие дали и запахом горящей теплым огнем рябины, камень в месте, где хотела бы найти свой последний покой Марина Цветаева.

Вроде бы и не кладбище это было: вместо ограды лишь горизонт, вместо растущих на чьих-то костях цветов кустарники с яркими гроздьями, в полусвете похожими на маленькие лампочки, в которых задремали светлячки, или веснушки холма, да и самих костей-то и нет, только камень "посмертный, а не вечный", но отчего-то я почувствовала у  себя под сердцем что-то теплое, разросшееся в миг гораздо дальше всех наших сделанных и тут же забытых шагов и метаний будущего, но тут же исчезнувшее, оставившее только ощущение пустоты там, где ничего не могло не взяться из неоткуда. Мы ушли оттуда довольно быстро.

Следующим воспоминанием, привидевшимся мне сейчас, был силуэт Беллы Ахмадулиной, показавшийся неуловимым и для меня – из-за солнца памятник почернел у меня в глазах, поэтому, как я ни старалась, ни понять, куда она смотрит, ни о чем думает, не могла – ни даже для ветра: ее невесомая фигурка словно только приостановилась во время прогулки, но из дали казалось, что она чуть качается, поддеваемая ветром, который не смог даже взлохматить ее волосы, но не оставлял попыток. Порыв ветра заставляет меня поежиться. Кажется, она понравилась ему.

Я сделала еще один неудачный снимок – изящный профиль все такой же непонятно темный, будто смеется тихонько. Ветер стихает, но все равно что-то звучит на той площади. Теперь мне кажется, что она просто чуть напевала, покачиваясь.

Пошел дождик, который, когда мы приехали в Поленово, только разошелся.

Дом художника напомнил мне жилище Чуковского – такой же немного несуразно разросшийся, как дом из кубиков, полный действительно важных для кого-то вещей, книг разных палитр, суховатых букетов, зачем-то лакированных яблок в довесок к ним, с деревянными полами, сев на которые, тебе обязательно станет холодно, но как-то приятно.

Впрочем, последнее можно сказать про Тулу и Серпухов в целом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Яндекс.Метрика